Пенсионеры, вы там живы?

Есть такая странная наука — демография. Собственно, и не наука вовсе, а лишь подотрасль статистики, которая занимается сбором демографических данных (т.е. данных, связанных с народонаселением страны – численностью, национальностями, процентом работающих и льготников и прочей, никому не нужной дребеденью). Статистика не наука — это вам скажет любой человек, кроме тех, кто её преподаёт. Про статистику вспоминают тогда, когда хочется выбить из кого-то свои деньги. Бандиты вспоминают, что “коммерс” за последний месяц мало дал, государство — что “ЮКОС” мало платит, даже жены прибегают к сбору статистических данных по семейному бюджету, когда хотят часть его потратить на себя (мужья действуют по-другому, занижая статистические данные по ряду статей).

Совсем недавно демография вдруг вышла на первый план под действием недавней речи президента страны. И тут началась глобальная дискуссия (те, кто редко смотрит интернет, не знают, что в интернете эту тему муссируют и того больше). Вчера видел Познера (случайно) — он, как всегда, жонглировал американскими понятиями, дабы в очередной раз доказать свою правоту (которая в последнее время всё ближе к государственной точке зрения).

Итак, что таит в себе демография? Что плохо, что не очень? Стоит ли беспокоиться и начинать активно развивать семью, чтобы получить заветные 250 тысяч? Посмотрим на факты.

Что интересно: за последние 15 лет (которые в качестве доказательства приводят во всех дискуссиях), действительно, наблюдается устойчивое снижение численности населения — нас номинально становится меньше примерно на миллион ежегодно. Тем не менее, опыт подсказывает, что абсолютные данные ни о чём не говорят. Из того же источника следует, например, что детская смертность (дети до одного года) за тот же период сократилась почти вдвое, что нельзя объяснить одним сокращением рождаемости. Таким образом, СМИ вообще теряют основания для обсуждения негативной ситуации в наших роддомах и кризисе натальной медицины. Кстати, симптомы снижения численности наблюдаются не только у нас, но и на всём постсоветском пространстве. Что характерно, за это же время страна обогатилась дешевыми и нерегистрируемыми трудовыми ресурсами примерно на 20 миллионов гастарбайтерских голов, которые даже в переписи не участвовали, не говоря уже об их упоминании в составе других данных Росстата.

А руки-то вот они!

В чём же, собственно, дело? Смотрите, как волшебно получается: при указанном снижении численности населения количество смертей (в абсолютных цифрах) в России постоянно (следует оговориться, что показатель вырос в начале 90х, и с тех пор постоянен), т.е. не увеличивается и значительно не сокращается. Простая математика подскажет, что при расчёте смертей на тысячу (стандартный демографический показатель, относительные данные) индикатор негативной статистики будет расти, что и вызывает разговоры о росте смертности (не количестве смертей, а именно смертности, т.е. проценте умерших в общем числе официально зарегистрированного населения). Другими словами, мы имеем убыль населения по естественным причинам: люди смертны, люди болеют, люди пьют, люди ездят на машинах (которых, кстати, стало больше, из-за чего и риск погибнуть под их колесами стал выше)… А численность населения определяется ещё и другим показателем — рождаемости, которая в последнее время и сократилась.

В нашей стране секса нет!

Нет, люди не стали меньше заниматься сексом, просто результат этого секса всё чаще просто удовольствие (хотя кому как), а не воспроизводство (еще один превосходный статистический термин). Думаем дальше и консультируемся с умными людьми — даже в статистике большинство из них уверены, что низкая рождаемость вполне ложится в парадигму общеевропейского развития (то есть, детей в семье у нас совсем не меньше, чем в Европе). В России вообще демографические кризисы были связаны с кардинальными переменами: революцией, войнами, теперь вот снова революцией реформами. Интересно и то, что на этот же период пришлась в России и сексуальная революция, давшая несколько результатов, в том числе, необязательность выполнения обязательств перед партнёром.

Вот тут как раз и кроется, по мнению государства, главная опасность — через двадцать лет кормить бабушек и дедушек будет тяжелее. Ключевое слово здесь: “при сохранении данной тенденции”… В математике любая тенденция рисуется из имеющихся данных, с предполагаемым отклонением от неё (погрешностью). Однако, учитывая то, что последнее сокращение численности обусловлено экономическими условиями, и то, что в стране грядёт экономический подъём, тенденция обязательно переменится (для примера давайте вспомним о ценах на нефть в 90х годах, шансы возвращения к которым крайне низки).

Можно! Но дети вперед!

(немного исказил классиков) Итак, государство запускает программу поддержки материнства, причём в буквальном смысле. Немного ранее был упрощён процесс легализации гастарбайтеров по месту пребывания. Со дня на день за детей будут давать по 250 000 единиц дерева. Государство решило обойтись малой кровью, покажется на первый взгляд… но логичнее было бы предположить, что этот шаг (кстати, реально ещё не принятый, но раз президент сказал, так и будет), как и другие его решения, всего лишь указание на собственные заслуги президента — чиновники тоже люди неглупые, и если анализировали ситуацию и смотрели на опыт других стран, наверняка знают, что, давая деньги (не очень большие, впрочем) направо и налево, будет просто больше злоупотреблений, но проблемы демографии не решатся (все специалисты, как один, говорят, что эффективнее было бы обеспечивать молодые семьи жильём).

Другими словами, государству (в лице чиновников) не наплевать на демографию — негативная ситуация плохо сказывается на их имидже, поэтому надо поскорее сделать вид, что это очень важно, и президент вопрос решает. Вот увидите, скоро ответственным за размножение и воспроизводство назначат Медведева, и жить станет если и не веселее, то уж точно приятнее.

Давайте вдумаемся непредвзято: почему 143 млн мало? В 1979 году население РСФСР составляло 137 млн, в 1959-м — 117 млн, в 1926-м — 93 млн. И мало не было. Вспомним: в 1928 году начался страшный по напряжению сил мобилизационный рывок под названием «индустриализация». Максимально трудозатратно, почти вручную строились сотни мощных заводов, рудников, шахт, и на них потом кто-то должен был работать, да еще в три смены. А каналы, железные дороги, метро, а неслыханная в мировой истории программа вооружений! И что же? Населения, не достигавшего в то время в рамках РСФСР даже ста миллионов человек, оказалось достаточно. Даже с учетом того, что в момент начала индустриализации подавляющее большинство трудоспособных жителей России представляли собой аграрную рабочую силу. Даже к началу войны две трети из них оставались сельскими жителями. А. Горянин, “Эксперт”

Частично в подтверждение моих выводов приведу статью из “Эксперта”, которую читать следует очень избирательно, помня, что это писал человек, и заключения её ещё совсем не доказаны (кстати, как и выводы данного “труда”). Основной итог данной статьи — нет никакой проблемы с трудоспособным населением, т.к. по сути, больше всего смертей наблюдается в старшем возрасте (в большинстве случаев, мужчина даже до пенсии не доживает, что с точки зрения госрасходов даже хорошо, ведь платить ему пенсию не нужно, а вот если уровень благосостояния повысится, государство от этого только пострадает, т.к. вырастет и продолжительность жизни). Именно поэтому государство предлагает деньги за рождение детей: результат от их инвестирования налицо и позитивный, в то время как, скажем, выравнивание МРОТ с прожиточным минимумом только повлечет за собой (в отдаленной перспективе) додполнительные пенсионные расходы. Отсюда же и политика привлечения гастарбайтеров — им не нужно платить пенсию.

Получается, в общем, как говорил Черномырдин — как всегда. Пенсионеры никому не нужны, но думают, что президент с ними, а гастарбайтеры даже этого не имеют. Вот она, социальная справедливость.

А смысл?

Итак, к чему всё же все эти многочисленные разговоры о вымирании нации? Прежде всего, получать выгоду от незаконного пребывания гастарбайтеров продолжат наши доблестные стражи порядка и чиновники – система взяток в стране имеет чёткую вертикальную структуру сбора, по сути, являющуюся ещё одной статьёй доходов структур власти, лоббистские возможности которой мощны в силу глубокого проникновения в её недра.

Но ведь не только в милиции чиновниках дело – если им выгодно такое положение вещей, ещё не значит, что они ситуацию и нагнетают. Как у нас в России всегда делалось, обо всех решениях просто объявляли, не обсуждая. С приходом к власти новых структур, проповедующих в качестве основной религии демократию, они отошли от старой практики, и теперь предварительно доводят информацию до населения, дабы подготовить к решению, но объявление без обсуждения всё равно состоится! Итак, параллельно решается задача изменения отношения к приезжим – поговоришь об их тяжкой судьбе, и самому уже становится гораздо легче на душе.

Ну и, естественно, 2008 год не за горами, а ведь деньги молодёжи раздаёт Кремль, так что увеличение количества голосов молодого электората обеспечено… А раз национальный проект “доступное жильё” благополучно скончался под натиском цен на недвижимость, нужно дать народу хотя бы утешительный приз. Не дашь – обидится. Ведь антикремлевский кандидат обязательно включит эти пункты в свою программу.

А что касается кризиса численности, тенденция эта вскоре забудется, ну вот примерно как мы забыли про птичий грипп. Пока он был выгоден производителям, они толкали его через СМИ, когда же волна спала, все успокоилось, будто бы опасности его больше и нет.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*