Фашизм не пройдёт. Мимо нас уж точно…

Что в Гитлере тебе моём? Наверное, именно такой вопрос может задать бритоголовый молодой человек числа 21 апреля лицу неизвестной национальности в летах. Ну или не вполне неизвестной, а очень даже похожему на лицо, у которого в паспорте старого образца было написано “русский”. Наверное, именно так мы и представляем себе неофашистов: скинхеды в чёрных ботинках и пятнистых не от кофе штанах, с сумасшедшим взглядом и голосом. Что сказать, для обывателя зрелище не очень приятное, особенно когда таких людей на улице больше одного.

Что это? Протест общества? Крик о помощи к спасению России (варианты выбираются: от евреев, кавказцев, американцев и пр.)? Попробуем посмотреть на факты и разобраться в ситуации.

Демократия

Начнём очень издалека… Любое государство нуждается в эффективном управлении. Это как человек, которому всё равно нужен мозг, причём не только для элементарных потребностей, но и для самореализации – то же самое и с государством. Оно не может существовать без мозгов. Управлять людьми в условиях тоталитаризма просто: есть приказ – есть исполнение/неисполнение – есть санкции.

С демократией сложнее… самоопределение, право голоса, власть большинства – всё это очень зыбкие категории, и принятие решений в обычной, неконтролируемой демократии может представлять собой довольно трудоёмкий процесс. Теоретически, демократическое общество неспособно быть управляемым. При условии, естественно, что это общество думает и действует рационально, т.е. адекватно реагирует на происходящее. Предполагается, что люди умны и поступают разумно, а также с благими намерениями.

С другой стороны, да кому оно, такое общество, вжо, нужно?! Зачем нужна политика, если её нельзя применить на деле? Зачем выборы, зачем система? Если есть система, она, как любой живой организм, будет сама себя защищать от распада и гибели. Соответственно, если есть государство, в нём будут и механизмы, нацеленные на сохранение его целостности. Какую форму этот механизм принимает, зависит только от особенностей системы – будет это патриотизм, консерватизм, национализм или фашизм (есть ещё с десяток измов, которые различаются не только названиями).

Национализм

Что, собственно, представляют собой эти механизмы? По большей части, это всего лишь ограничители внешнего влияния на систему (само понятие системы предполагает, что внутри неё не может зародиться движение, способное её разрушить), и методы у разных течений всегда разные.

Сегодня под фашизмом мы понимаем совсем не то, что предполагали раньше – для фашизма нужна власть, на основе которой строится диктатура (которой в России, по обещаниям президента, нет). Национализм – лишь один из его инструментов. Убрать чужих, отделить их от своих – вот цель движения и основа единства, которое ведет к прогнозируемому принятию решений. Как осуществляется управление такими движениями, неважно – но всегда есть чёткая процедура и программа действий, в результате которых достигается цель. Что интересно, разрабатывают эту программу как раз те, кто управляет. А на нижних уровнях принимают её как должное. Спросить бритоголовых юнцов, в чём их цель и замысел, и они не смогут вам ответить, т.к. большинство из них способны лишь кричать – что и нужно наверху.

Долой чёрных!

Хороший лозунг только тогда принимается народом, когда правильно трактуется и понимается. Когда я нёс красный флажок на первое мая, я искренне верил, что мир, труд и май нам принесли большевики. Мир в 1918, труд во времена военного коммунизма, а май, наверное, ещё во времена греков. В общем, неопровержимость этих лозунгов была очевидна. А учитывая ежегодные снижения цен, я всегда верил в идеалы коммунизма.

“Мочить в сортире!” или “Долой чёрных!” такими достоинствами не обладают. Взять, хотя бы, непоследовательный подход бритоголовых мальчиков. Максимум, на что их хватало – это погром рынка в Лужниках. А в последнее время они и подавно стали на порядок скромнее: убийство студента-негра в Питере или армянского школьника – это, безусловно, проявление межнациональной розни. Если же вкопаться в факты, возможно, всё было гораздо проще: драка из-за денег, девушки, чего угодно (казалось бы, при чём здесь националисты). Между тем, где-то с опозданием появляются свидетели, которые что-то якобы видели или слышали (цинично, но тем не менее: факт изнасилования рядового Сычёва самим бывшим рядовым подтверждён не был, равно как и не имеет под собой никаких оснований, но тем не менее, был одним из самых громких мотивов движения в защиту Сычёва – впоследствии детали забудутся, а дело-то останется, потому какая разница, каковы были обстоятельства).

Процесс затем теряет последовательность, и вот уже СМИ, политики и звёзды шоу-бизнеса, которые наперебой кричат о наступлении на страну фашизма и национализма, подозрительно быстро организованные демонстрации протеста с заранее заготовленными двуцветными футболками и стенгазетами. Глядя им в глаза, как-то не верится, что на глазах у этих людей могли спокойно убить армянина в переходе в самом центре столицы. Что ж, актёрский талант не пропьёшь. А ведь чтобы оправдать хотя бы один из лозунгов, надо какого-нибудь чеченского бандита замочить в сортире (ну или просто взорвать машину возле кафе с бандитами), всего-то. Ведь понять разборки школьников вообще трудно (если русский русского убьёт или армянин армянина, это нормально, по всей видимости), а вот показательное уничтожение бандитов можно, действительно, считать геройским подвигом (вспомнить слова Жеглова про то, что вина врага уже доказана) – потому как это не просто страшно. Бандиты могут найти и сделать гораздо хуже, пусть это будут уже другие бандиты. Потому и лозунги у неофашистов существуют только на бумаге. Когда Гитлер говорил, что евреев нужно уничтожать, он так и делал, чем внушал не только страх врагам, но и доверие единомышленникам. Сегодня “Россия для русских” пустой звук для обывателя, который видит бандитов на хаммерах и ментов на личных БМВ.

А смысл?

Так для чего же такие лозунги или действия нужны? Всё просто – они пугают меня и любого нормального человека. Страх, большое скопление людей и магазинное изобилие заставляют людей вести себя неадекватно: человек начинает принимать решения и делать выводы в соответствии с инстинктами, теряя рациональность. Человек возвращается к животным корням и легко подпадает под внешнее влияние. Останется только правильно указать на того, кто борется с фактором страха, и выборы-2008 выиграны.

Здесь сразу возникает вопрос того, что государство само по себе просто не должно финансировать или иным образом способствовать процветанию экстремистских группировок. Но это, собственно, и не нужно: такие группы будут в каждом обществе (и будут у них собственные финансовые потоки), просто им будет придаваться разное внимание и значение. А если их присутствие искусственно утрировать и раздуть то, как отражаются в СМИ меры по борьбе с ними, то цель государства будет достигнута.

Добро пожаловать в современное общество!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *