Мы, фотографы, Кельвина знаем непонаслышке — сегодня эту шкалу применяют при определении цветовой температуры. Однако, что это такое и как этим правильно пользоваться, а самое главное, откуда все взялось, знают не все. Кому неинтересно, можно и не читать, а мы вот решили копнуть чуть глубже…

Уильям Томсон

Фото: Wikipedia

Во-первых, откуда пошло… жил-был такой довольно известный физик, Уильям Томсон, который в британской науке сделал довольно большое количество открытий, среди которых открытие собственной шкалы температуры далеко не самое значительное, хотя работал он, в основном, в сфере матанализа и термодинамики в Университете Глазго (хотя стоит, наверное, упомянуть, что родился он в Белфасте, ныне столице Северной Ирландии, которая тогда уже была частью Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии — да, такой вот истый ирландец, проработавший в шотландском университете на благо Британской Короны). Впрочем, известен он стал за распространение трансатлантического электротелеграфа (понятно ведь, для чего он нужен был в Британии?) — за него и получил титул барона. С момента посвящения его в рыцари Британской Короны Королевой Викторией его стали величать уже «сэром» Уильямом Томсоном, с постфиксом «Лорд Кельвин». Звание обычно привязывается к роду или географическим местам — а рядом с университетом в Глазго как раз протекает речушка под названием Кельвин. Естественно, он и начал свой знатный род, а свои достижения на научном поприще стал именовать соответственно своему титулу — сюда пришлось и придумывание новой температурной шкалы, которая нужна была ему, в основном, для его работ в термодинамике.

За основу своей он взял шкалу Цельсия, просто начал ее с абсолютного нуля в терминологии термодинамики. Температура замерзания воды по его шкале стала соответствовать 273,16 К (значок ° ставить не принято), отрицательных величин и предела у этой шкалы вообще нет — наверху просто куча условных величин, одной из которых является и цветовая температура. Нет, это не температура свечения или горения инертных газов, иначе что можно было бы считать дневным светом?! Естественно, шкалу Кельвина можно применять и к обычной температуре, просто для определения температуры, к примеру, кипения воды или плавки металла пользуются шкалой Цельсия, оставив Кльвина физикам… и фотографам. Нам на интересы физиков, откровенно говоря, наплевать, как и им на наши, потому займемся только интересующим нас спектром…

Баланс белого

Цветовую температуру в фотографии называют еще и балансом белого. Причина этого в хроматической адаптации нашего глаза — другими словами, в любой ситуации глаз полностью или частично адаптируется под существующее освещение, как минимум, по цвету, и снег всегда видит белым, мышей серыми, а черные лимузины черными. Если бы этого не было, не было бы и проблемы — не надо было бы фотоаппараты соответствующим образом подстраивать, чтобы они видели цвет хотя бы похоже. Они же ведь честные, что видят, то и показывают.

Цветовая температура изменяется от 800 К до 10000 К. Нижние показания — красноватые, верхние синеватые, что обусловлено привычным человеку изменением цвета даже при накаливании металла (сначала красный, потом оранжевый, затем желтый, потом почти белый… дальше обычно никто не доходит). 800°К — это слабое красноватое свечение, сюда же относится инфракрасный диапазон.

К сведению, если вы снимаете в RAW, при съемке фотографий в ИК-спектре возможности установить «правильный» (ха-ха) баланс белого в Lightroom у вас не будет, так как нижняя граница ББ там только 2000 К, поэтому просто пользуйтесь другими конвертерами или снимайте в JPEG с предустановкой температуры в фотоаппарате. Выпадают отсюда и часть значений температуры горящей спички или свечи, которая находится как раз на рубеже 2000 К (по некоторым данным, от 1700 К), но ведь есть, к примеру, температура тлеющих углей, верно? Понятно, что делать их белыми никто не будет, но ведь иногда и пригодиться может (невольно приходит в голову вариант с CaptureOne — в нем установка ББ начинается гораздо раньше).

Дальше идут стандартные температуры света различного качества:

  • 2700-3300 К — лампа накаливания (разные производители, плюс лампы стареют со временем, поэтому такая нестабильность)
  • 2700-3200 К — «оранжевые» люминесцентные лампы
  • 3400 К — студийные лампы постоянного света
  • 4100 К — лунный свет
  • 4000-4200 К — «желтые» люминесцентные лампы
  • 5600 К — дневной свет (корректнее было бы сказать 5500-6000 К), при солнце в зените, это также и цвет вспышки
  • 6200-6500 К — лампы «чистого дневного света»
  • 6500 К — рассеянный дневной свет, дневной свет в пасмурную погоду
  • 7500 К — дневной свет в тени, с большой долей отраженного от чистого неба
  • 7400-7700 К — «зеленоватые» люминесцентные лампы
  • 10000 К — подсветка в хороших аквариумах и цвет синего неба

По сути, больше 10000 К нет необходимости устанавливать ББ, разве что для каких-то экстремальных случаев съемки в горах, когда в свете есть очень существенный компонент поляризованного света, от которого не избавились поляризационным фильтром. Зачем возможность в LR устанавливать его вплоть до 50000 К, лично я не знаю — лучше бы слева дали больше места.

Точные данные цветовой температуры вам знать не нужно, хотя иногда это может помочь с его установкой. В большинстве случаев, это просто рецепт «как сделать белый лист белым в любых условиях». Более того, о цветовой температуре с современными технологиями вообще думать не стоит — ведь постфактум все можно поправить уже в конвертере, к тому же, можно использовать возможность извращения над цветовой температурой, которое мы как-то показывали в одном из наших подкастов, посвященном коррекции ББ и цветовому сдвигу.

Кстати, наверняка вы видели, что есть и второй ползунок, отвечающий за цвет — это уже не температура, а оттенок, называемый технарями «смещением» (в английском «tint»), который «смещает» цвет в пурпурную или цианистую сторону, но проще говорить, в малиновую или зеленую. Говорят, что двух этих ползунков достаточно, чтобы передать всю гамму видимых через ваш монитор цветов.

Следует знать и о другом — вы наверняка помните, что мы говорили о настройке монитора, который у хорошего фотографа сродни глазам, его надо ценить, холить и лелеять… а также, тренировать, протирать и настраивать. Дело в том, что мало его сделать нормальным по яркости, его надо настроить еще и по температуре. Нормальная температура для монитора — 6500 К (она по умолчанию установлена во всех телевизорах и даже на экранах правильных фотоаппаратов), однако, полиграфисты ориентируются не на потребительский, а на нейтральный, которому соответствует температура 5000 К, которую еще называют стандартом D50 (а 6500, соответственно, D65). 5000 К куда ближе к цвету дневного освещения, и для полиграфистов, привыкших работать со световыми стендами, это норма, чтобы не видеть никаких оттенков.

Вам, как фотографу, который ориентируется на конечного потребителя, имеет смысл и пользоваться 6500 К, если монитор позволяет ее устанавливать (если не позволяет, она там установлена по умолчанию) и время от времени проверять настройки при настройке монитора (обращайте внимание и на тесты по градиентам для разных каналов — знак, что в мониторе есть определенный сдвиг в нежелательную сторону… мониторы тоже стареют). Более того, в интернете эта температура — безусловный стандарт, так как ее предусматривает цветовой профиль sRGB, в котором опубликованы 99% всех фотографий в сети. Если вам кажется, что лучше остановиться на D50, так и сделайте — я вас все равно переубедить не смогу (да и не нужно мне это), потому что глаз все равно адаптируется к цвету: стоит вам посидеть некоторое время в LR, глядя на оранжеватые или синеватые «серые» панели, и ваш мозг совершенно искренне поверит в то, что они чисто серые, «вычитая» ненужный цветовой компонент и из фотографий. До того самого момента, когда вы наконец оторветесь от компьютера и станете рассматривать документ, отвещенный обычной лампой накаливания.

Кстати, не стоит сильно себя мучить, если вдруг ваш фотоаппарат сильно лажанул с балансом белого даже при съемке в JPEG — в этом случае, можете воспользоваться нашим рецептом из статьи про коррекцию баланса белого.

Во всем остальном, просто успехов. Вполне возможно, что и статья про цветовые профили будет небесполезной.

8 комментариев

  • Это креативный бред программеров, прогулявших физику: при 50000 К лямбда максимум по Вину = 58 нм – сверхжесткий вакуумный ультрафиолет.

    Либо интриги пришельцев: 50000 К – температура свежвылупившегося белого карлика, у Сириуса Б температура фотосферы – 25 000 K.

    • Ну, видимо астрофотографией в Adobe занимаются больше, чем ИК-съемкой, вот и подумали, что с длинной стороны нужнее.

  • timlev says:

    А я знаю откуда в лайтруме 50 000 к. Это ж очевидно!!!!

    Ведь все мы мечтаем для съемки пейзажа о ядерной вспышке. А температура ядерного взрыва ниже 20 000 к не опускается. ( 🙂 )

    • Илюха says:

      Т.е. диапазон до 50 000 К в ЛР сделан на перспективу? С целью реализации наших мечт о макро-снимках Солнца, сделанных с борта космического корабля? :))))

      • Да не, походу, кто-то уже летает — на перспективу могли бы потом и обновить.

  • serge says:

    Статья-то чудесная, только я не хочу себя чувствовать будто я “Дарвиновская обезьяна” в отношении adobe…дальше каждый сам может домыслить. Сейчас читаю книгу Маргулиса и что мне делать? выкинуть ее или поехать на могилку Кельвина и положить ему цветы со словами…
    Эх нет в жизни совершенства, будем создавать.

  • Чудесная статья! Этого мне давно не хватало. Особенно радует чудесная подборка ссылок на уже существующие статьи и уроки. Кстати, я и физик и фотограф 😉

    • Maks Off, ну это же должны быть две совместимых вещи, так что ничего невозможного тут нет. Я считаю, что физик в рядах фотографов — дело правильное, ибо многое делает куда более осмысленно, чем многие из нас (я вот вообще снимаю, как бог на душу положит).

      Подборка ссылок есть вот тут.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *