Слухи и сливы стали основным инструментом пиарщика в фотоиндустрии

В наше время, когда известно, что новости редактируются еще до выхода (подбор правильных слов, структурная лингвистика, можно даже в НЛП обвинить маркетологов), фотографии подвергаются глубокой ретуши и обработки, замещаются детали, искажаются факты, люди начинают куда больше верить тем, чьи слова кажутся правдой. Да-да, именно кажутся — то, что где-то в эфире не вырезали матерное слово, модель на фотографии выглядит как домохозяйка, освещенная вспышкой «в лоб»… ощущается более натурально, будто фотошопперы не проходились по лицу кистями, а речь не правилась специалистами по русскому языку. На этом фоне, в анонсах фотопродукции, как ни странно, новости о слухах воспринимаются куда интереснее официальных анонсов, которые, как мы знаем, могут задерживаться до лучших времен, а политика — строиться так, чтобы не выпускать что-то более крутое, чем твой конкурент (по весовым категориям, естественно), а секретные разработки держат до лучших времен, чтобы компенсировать возможный удар в спину от основного конкурента, которому захотелось выпендриться.

Слухи и сливы

Фото: Сергей Самсонов

Вспомните, как часто в последнее время ошибаются сайты слухов — почти никогда, это я говорю по опыту изучении источников сейчас и года три назад, когда лепили черт знает что про цифровые кассеты для пленочных аппаратов, поворотные видоискатели и пр., из чего сбылось процентов 20. Сейчас этот процент существенно вырос. Почему? Ну, скорее всего, потому что, в свое время, пиарщики поняли силу этого инструмента и начали его профессионально использовать. У меня никогда не было инсайдеров в компаниях-производителях — у них запрещено разглашать коммерческую тайну, и если в компании есть сотрудники с длинными языками, их очень быстро вычисляют и увольняют. Однако, на последней Фотоярмарке представители одной крупной компании подозрительно активно делились слухами о вскоре появившихся новинках — нет, это были не промоутеры, которые просто стоят на стенде, а лица, уполномоченные говорить от лица компании (там очень четкая субординация, нарушать которую нельзя), что заставило меня линий раз в очередной раз задуматься о такой странной политике управления общественным мнением.

Обратите внимание на важные релизы — они часто бывают полным сюрпризом, когда до последнего момента якобы даже в представительстве не знают, что да как (я лично неоднократно видел абсолютно честные глаза главного маркетолога Никона, который говорил, что «понятия не имеет, что там», хотя по всему рынку слухи ползли почище тараканов), на них приносят раздаточные материалы, напечатанные доверенной лабораторией, и там никто предварительно не снимает их на телефоны, хотя телефоны есть у всех, и видно, что напечатано в якобы не самой честной России.

Я сам пару раз на пресс-конференциях подписывал соглашения о неразглашении информации, как делали и другие журналисты, и эта информация никуда не расходилась — в мире работают понятные механизмы соблюдения законов. Если какая-то из сторон (пусть даже по вине младшего печатника в издательстве, готовящем рекламный флайер) разглашает секретную информацию, неминуемо следуют санкции, а при ограниченном количестве контрагентов это просчитать очень просто.

И если раньше преимущество слухов было другим — а именно, не было необходимости отвечать за свои слова, прошел слух, ну и фиг с ним, — то сейчас они все больше похожи на слишком ранние новости компаний-вендоров и производителей (дополнительно наводят на размышления очень точные спецификации моделей и высококачественные картинки продукта). Соответственно, те компании, по которым выходит очень мало слухов, просто либо непопулярны, либо просто не умеют работать со СМИ. По большому счету, сайты слухов, так популярные сегодня, представляют собой обычные новостные ресурсы, но интереснее другое: на волне такого повального распространения слухов, одобренных свыше, нет необходимости публиковать настоящие слухи, вероятность осуществления которых в жизни заметно ниже первых.

Напрягает еще и другое — такие новости касаются не столько фотографии, сколько фотоиндустрии, то есть, производства железок, которое с каждым годом все быстрее. А представьте, несколько приятнее было бы видеть что-то вроде «Эрнест Хаас снимает новую серию», «Эни Лейбович хочет продать свою коллекцию звезд через аукцион Кристис», с ушедшими из-под контроля пиарщика картинками-иллюстрациями. Как итог такой активной политики маркетологов, которым нужно регулярно продавать новые железки, люди совершенно искренне начинают думать, что от фотоаппарата зависит крутость фотографа.

Все, новостной фон переписан с ног на голову, и винить в этом информационный век не стоит.

2 комментариев

  • Gofman says:

    «…Как итог такой активной политики маркетологов, которым нужно регулярно продавать новые железки, люди совершенно искренне начинают думать, что от фотоаппарата зависит крутость фотографа.» — это точно :)

    • Самое страшное — что и фотографы, которые тоже люди, тоже постепенно начинают думать так же. Чего стоит упоминание «Я снимаю только на Canon 1Ds mkIII» на сайтах свадебщиков…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *